Новости История Даты FAQ Биографии Дискография Fun But True Тексты Garage Inc. Пресса Фотоархив Видео На главную страницу DownLOAD Форум E-mail Голосование Metclub Спонсоры
Fun But True
     Вообщем, "ой запыв казак, запыв, ой та запыв, загулявся". Дальнейшее совместное существование с сим субъектом просто не представлялось возможным, тем более что под действием алкоголя, словно изображение на листке фотобумаги, помещенном в соответствующий раствор, начали проявляться и пресловутые диктаторские замашки Дэйва, прославившие его впоследствии в музыкальных кругах чуть ли не больше, чем непосредственно игра на гитаре и своя группа. "Когда напивались Ларс или Джеймс, - рассказывает Брайан Слэгел, - они становились глупыми и веселыми. Этот же превращался в злобного агрессивного типа. Да и по трезвому с Дэйвом становилось все труднее и труднее общаться. Он стал каким-то раздражительным, скандалил по любому поводу, хотел, чтобы все делалось, как он желает и считает нужным. Особенно эти конфликты возникали с Джеймсом, который, естественно, был лидером группы, что самому Мустейну совершенно было не в кайф".
     Впрочем, по воспоминанию же экс-басиста Рона Макгоуни, первая серьезная ссора с Дэйвом произошла у него (у Рона) в доме еще летом 82-го - та самая история с собаками, которую Мустейн не раз потом вспоминал.
     "Это было, как сейчас помню, в воскресенье в обед. Дэйв пришел ко мне со своими двумя пит-бультерьерами. Я в это время был в душе, и он пустил побегать собак перед домом. Они стали прыгать вокруг моей машины (у меня был "Pontiac LeMans" 72-го года) и гадить прямо возле нее. Вышел Джеймс и закричал: "Эй, Дэйв! Убери своих сраных псов от машины!" Дэйв завелся: "А ну повтори! Чтобы я больше не слышал от тебя такого о своих собаках!" Потом они начали драку, ввалились в комнату. Когда я вышел из душа, я увидел, как Дэйв треснул Джеймсу прямо в челюсть и тот отлетел на несколько метров. Я прыгнул Дэйву на спину, а он меня впечатал в кофейный столик. Потом Джеймс заорал: "Ты больше не играешь в нашей группе, козел! Уматывай отсюда к чертовой матери!" Дэйв обматерил нас всех и ушел, а на следующий день вернулся и начал умолять, чтобы его взяли обратно".
     Возвращаясь к 83-му, нужно сказать, что и музыкальные творения Дэйва уже не так восхищали металликовцев, как год назад. "Дело в том, - говорит Ульрих, - что с самого начала мы с Джеймсом рассматривали Рона с Дэйвом как вполне подходящих людей для группы. Но вдруг появился Клифф, и мы поняли, что именно он должен быть басистом в Мetallica. Нечто похожее произошло и с Дэйвом. Как-то Марк принес нам кассету с записью своих бывших подопечных Exodus, с которыми мы уже играли пару раз, но музыку толком никогда не слышали. Парень, игравший на гитаре, нам очень понравился - хороший звук, да и стиль свой явно имелся. Дэйв играл лишь тогда, когда ему этого хотелось, этот же просыпался и сразу - за гитару. Дэйв был тупо зациклен на скорости, тут же имелись и скорость, и чувства. Несомненно, Мустейн - талантливый музыкант, но для нас он уже не подходил".
     Хваленого гитариста звали Кирк Хэммет. И наслушавшись от Марка Уитoкера о его веселом и покладистом характере, боссы Мetallica впервые серьезно задумались о возможности еще одной рокировки в составе группы. Было это в начале марта, окончательное же решение было принято лишь месяц спустя в Нью-Йорке после двух концертов вместе с The Rods и Vandenberg. Днем раньше Ларс Ульрих купил билет на дальнобойный автобус до Сан-Франциско, и 11 апреля 83-го в 8 утра, за два часа до отправления автобуса, стали будить Дэйва Мустейна.
     "Я всегда был ближе всех с ним, и сообщить ему о нашем решении у меня не повернулся бы язык, - рассказывает Ларс. - Клифф вроде как вообще новый человек в группе, пришлось поручить это Джеймсу. Картина была, конечно, еще та. Мы стояли и тупо смотрели в пол, когда Джеймс потряс его по плечу и сказал: "Дэйв, мы решили, что ты больше не можешь с нами играть в одной группе". Тот протер глаза и первое, что произнес: "О, нет!" А минут через десять он сморозил: "О`кей, во сколько мой самолет?"
     Конечно, он был сильно расстроен, да и мы с Джеймсом, честно говоря, были не в лучшем состоянии - все-таки провели вместе немалое время. В тот день мы даже напились и бродили по городу до самой ночи".
     Будущая замена Дэйва Мустейна, гитарист группы Exodus Кирк Хэммет родился 18 ноября 1962 года в городе Сан-Франциско. Его музыкальное будущее или по крайней мере музыкальное времяпрепровождение было предрешено еще до того осеннего дня, когда мистер Хэммет соизволил появиться на свет. Как и многие его коллеги, сим увлечениям Кирк обязан своему старшему брату, что в свою очередь означает то, что началась его карьера, когда совершать пешие прогулки можно было даже под полированными сводами обеденных стульев, не говоря уж о подстольных маршрутах. Уже лет в пять Кирка было не оторвать от пластинок его брата Рика - Led Zeppelin, Grateful Dead, Джими Хендрикса или Сантаны. Правда, на том этапе становления будущего маэстро больше привлекали обложки пластинок, где нет-нет, а промелькнет какая-нибудь страшная рожа, - кто же в детстве не любил "бояться". Но гораздо большую ценность для Кирка представляла гитара брата и, соответственно, вся сопутствующая этому романтика. Все чаще и чаще Кирк выжидал, пока Рик доделает уроки и куда-нибудь свалит из дому. Тогда уж - умри все живое: карапуз вешал на себя шестиструнку, врубал какой-нибудь диск и в героической позе становился перед зеркалом. По своим воспоминаниям, Кирк больше всего хотел походить на Джими Хендрикса. И если с чисто внешним небольшим сходством проблем никогда не было - уродился уж таким, то настоящая собственная гитара появилась у него только к пятнадцати годам. "Я выменял ее у приятеля на одну из своих пластинок, - вспоминает Хэммет, - это было самое дорогое, что я имел, поначалу я даже прятал гитару от родителей и брата. Но имея такую серьезную проблему, как абсолютное неумение играть, я все же подошел к Рику и все ему рассказал".
     Тот проникся трудностями подрастающего поколения и показал Кирку пару аккордов из Kiss. "Больше без его гитарешки я Кирка не видел, - рассказывает Рик Хэммет. - Он стал таскаться за мной всегда и везде. Вообще я был довольно противным типом, но о брате всегда заботился. И он тоже был очень привязан ко мне, постоянно доставая всех вопросами типа: "А где Рик? А куда он пошел?" Да он и сейчас такой. Музыка, кстати, стала для него своеобразной отдушиной. Насколько я знал, у него было не очень-то много друзей, хотя он всегда был в центре внимания. Кирк с детства имел какой-то свой внутренний мир - явление, в общем-то, нормальное для творческих людей. И гитара стала для него способом самовыражения, тем более что он рос на старой блюзовой школе. А играя блюз, нужно уделять огромное внимание каждой ноте, вкладывать в каждую из них какие-то определенные чувства. Кирк справлялся с этим просто великолепно".
     И, кстати, первым концертом, который будущий гитарист Мetallica осчастливил своим присутствием, был фестиваль "Day Of The Green" с участием The Eagles, Стива Миллера, Heart и Foreigner. Интересно, интересно, что бы случилось с Хэмметом, увидь он в каком-нибудь магическом хрустальном шаре (некое более серьезное подобие русского народного блюдечка с катающимся яблочком) тот же самый фестиваль (только десяток лет спустя) и повзрослевшего себя. Но не перед сценой, а наоборот - на ней, в составе некоего ансамблика Мetallica.
     Первым соло, сыгранным Кирком Хэмметом, было соло Джеффа Бека из "Let Me Love Your Baby", после чего он как коршун набросился на всех ему известных героев гитары. Он буквально штудировал альбомы Хендрикса, Гари Мура, Стива Вэя, Майкла Шенкера и Ули Рота. Тогда Хэммет и перешел от блюза к более тяжелым и быстрым вещам. Как говорит Рик, произошло это после того, как Кирк услышал Motorhead. "Он вообще очень хорошо знал всю андеграундную сцену, - продолжает старший брат, - впрочем, как и всю остальную музыку. Кирк слушал буквально все подряд, вплоть до классического джаза. Услышит чего-нибудь и все: "Я фанат!" Любая музыка, любой стиль, группа - его интересовало все просто потому, что интересно".
     Между тем Кирк Хэммет закончил школу и устроился в близрасположенный ресторанчик мойщиком тарелок. На скопленные от нескольких жалований деньги купил свою первую настоящую гитару - "Gibson Flying V", до сих пор живую и время от времени употребляемую в различных металликовских блюдах. Следующим ценным приобретением стал усилитель "Marshall", приобретенный после пары месяцев работы в "McDonald's". После чего, наконец, Кирк серьезно и основательно занялся тем, что, собственно, и было предписано ему на роду. Вместе с четырьмя приятелями-музыкантами в 1981 году Хэммет сколотил свою первую команду, получившую название Exodus, в которой и играл, пока не получил приглашение прослушаться в группу Мetallica.
     Нужно сказать, что Exodus в то время были довольно известной группой из бэй-эйревской тусовки, что видно хотя бы из уже упомянутого журнала "Metal Mania" Рона Куинтана. Но Мetallica все же занимала более высокую ступень в иерархии, поэтому подобное предложение несомненно польстило Хэммету, если не сказать больше. Сперва тот даже принял это за дружеский розыгрыш, чему поспособствовал всемирный День Дурака - то есть первое апреля, когда Марк Уитoкер и позвонил своему бывшему подопечному в Сан-Франциско с Восточного побережья Соединенных Штатов. "Он вкратце изложил суть дела и сказал, что Мetallica очень даже не прочь была бы попробовать со мной поиграть, - рассказывал позже Кирк. - Верилось в это с трудом, тем более было первое апреля. Но когда Марк перезвонил через день для уточнения кое-каких деталей, я понял, что дело серьезное".
     Однако по воспоминаниям друга детства Хэммета и будущего роуди Мetallica Джона Маршалла, который еще не раз будет упомянут в этой истории, Кирк все же до самого последнего момента не мог поверить в это. Но долго раздумывать Кирк Хэммет на стал, и как выяснилось, правильно сделал. У Exodus началась полоса невезения, продолжавшаяся, кстати, потом не один год. И кроме того, рамки Exodus были все-таки несколько тесноваты для такого гиганта мысли, как Кирк Хэммет. Одним словом, Кирк решил рискнуть и неделю спустя уже выходил из самолета в аэропорту города Нью-Йорка с гитарой под мышкой. "Было это глубокой ночью, - вспоминает он, - и до утра я просидел в аэропорту, только и думая о предстоящей встрече. Честно говоря, я слабо себе представлял, как все это будет происходить. Прошло же прослушивание для меня довольно странно - Ларс и Джеймс не проронили ни слова, пока я играл, я не знал даже, когда мне остановиться! Слушая мои изголения, они только переглядывались и улыбались друг другу. Я вообще не мог понять, что происходит - то ли я фигово играю, то ли они по жизни веселятся. Они даже ничего не сказали мне на прощание! И даже после нескольких совместных концертов я все не мог понять, взяли они меня в группу или нет?"
     В действительности же для Хэтфилда и Ульриха все было ясно с самой первой минуты. Своим оригинальным стилем, великолепно сочетающим тяжесть и агрессию с мелодизмом и гармонией, Кирк просто покорил обоих металликовцев. Да и более или менее общие музыкальные пристрастия тоже сыграли свою роль. И все же после истории с Дэйвом Мустейном, с которым начиналось-то тоже все хорошо, второй раз обжигаться как-то не очень хотелось. К тому же и планы на будущее были довольно перспективные, и лишний простой был бы совсем некстати. Поэтому-то официально Кирк Хэммет как гитарист Мetallica был представлен несколько позже первого своего выступления с группой, которое состоялось 16 апреля в клубе "Showplace" в Довере, Штат Нью-Джерси.
     А тем временем в Сан-Франциско Дэйв Мустейн превратился в рок-персону номер один, создавая вокруг своего имени шумиху не меньшую, чем политики в ходе предвыборной кампании. "Вы думаете это они меня выкинули из группы?! - надрывался он. - Нет, это я их всех вытурил!"
     Больше всех доставалось Джеймсу Хэтфилду. "Этот идиот вспомнил даже древнюю историю со своими собаками, которые поссали на машину Макгоуни, за что и получили от меня легкого пинка и пару ласковых," - смеется Джеймс. Но не забыл экс-металликовец и саму группу как таковую. "Никто уже не помнит, да и не знает толком Хью Таннера, - вспомнил Дэйв одного из ранних музыкантов, игравших с Хэтфилдом и Ульрихом, - a ведь именно этот маленький стриженый паренек придумал "Hit The Lights" и "Motorbreath"!"
     Чуть позже свою долю получил и ни в чем не повинный Кирк Хэммет: "Этот сосунок играет мои соляки! А я, кстати, в свое время увел его подругу, вот!" Да, не хватает тут, пожалуй, еще высунутого языка и какой-нибудь детской дразнилки. Вот и говори после этого о высокой нравственности и культуре рок-музыкантов в укор всяким мужичкам-попсовикам и певичкам-попсовичкам. А ведь еще самый человечный человек, вечно живой дедушка Ленин говорил, что "металлисты - это самый развитой и передовой класс, и никто не может отрицать, что это и есть передовой отряд всего пролетариата". (См. полное собрание сочинений, том 24)
     Но вернемся к Дэйву Мустейну, который наряду с успехами в разговорном жанре преуспевал и в тяжелом прокате. Почти сразу после того, как он "выгнал всех из Мetallica", была собрана группа под весьма самокритичным (все же!) названием Fallen Angel, которая просуществовала ровно полгода, нарезая на концертах главным образом всяческие каверы и четыре песни Мetallica, на которые Дэйв имел права как соавтор. Одна из собственных вещей называлась "Megadeth", что и натолкнуло Мустейна на имя для своей новой команды, которую он собрал на рубеже 83-го и 84-го годов вместе с басистом Дэйвом Эллефсоном и барабанщиком Ли Рашем. Но это уже другая история, хорошо известная сейчас каждому уважающему себя любителю тяжеляка. Поэтому вернемся-ка обратно в апрель 1983 года, во вторую неофициальную столицу Америки, город Нью-Йорк, где группа Мetallica продолжала выступать по клубам, представляя публике своего нового участника, а также отшлифовывая свои нехитрые песенки в репетиционных апартаментах в самом что ни на есть металлическом районе города - Куинс.
     Итак, все снова пошло своим чередом, однако трудные времена для Мetallica еще не закончились. Собственно, уже все пошло на лад, однако старина зеленый змий продолжал делать свое гряное дело. Мetallica по-прежнему проживала в доме Джона Зазули, однако к международному дню всех трудящихся компания решила сделать себе "подарок". Нажравшись в очередной раз, металлисты воспользовались отсутствием четы Зазулей, залезли в домашний бар и выдули семейную реликвию - две бутылки шампанского, сохраненные аж со дня свадьбы. Это, как оказалось, стало последней каплей (и отнюдь не алкоголя), переполнившей чашу терпения Джона, который, узнав о случившемся, не раздумывая указал Джеймсу, Ларсу, Клиффу и Кирку на дверь. Веселье кончилось. "Недели две или три мы обитали в трущобах Куинса, в одном заброшенном складе под названием "Music Building", - говорит Джеймс. - Это было просто ужасно! Единственное, что здесь было, - так это ржавый кран с холодной водой. Это был настоящий кошмар!"
     Денег по-прежнему катастрофически не хватало. Едва-едва наскребали на пару хот-догов к завтраку и на что-нибудь, отдаленно напоминающее обед. "Помню, Кирк рассказывал одну историю, - вспоминает Рик Хэммет, - как они пропили последние бабки и наутро в каком-то кабаке девушка-официантка сжалилась и купила им что-то поесть!"
     Гуманитарная помощь приходила и от друзей. По-прежнему большую часть своего времени Мetallica проводили в компании с Anthrax, которым в бытовом плане было гораздо легче, ибо жили-то они дома, вместе с папами и мамами. "Сибирские Язвенники" тащили из дома все, что могли. Скотт Ян приволок даже СВЧ-печь, в которой классно приготавливались бутерброды и дешeвые сухие супы. Да и на это местечко металликовцев навели именно Anthrax.
     И вот за такую стойкость, за такой вот голый энтузиазм и верность тяжeлому року в самом начале мая Мetallica были вознаграждены радостным сообщением от Джона Зазули, который хотя так сурово и обошелся с группой, но дело свое знал. Да и деньги в Мetallica уже были вложены немалые. Собрав все свои сбережения, Джонни З. арендовал на две недели студию "Music America" в Рочестере, Нью-Йорк, со своим продюсером Полом Карсио. "Про студию эту мне рассказал Джо Де Майо из Manowar, - говорит Джон. - Находилась она в каком-то старом здании. Основное помещение студии располагалось в подвале, а барабаны обычно прописывали на втором этаже, в бывшем танцевальном зале. Я даже съездил в Рочестер посмотреть все своими глазами и прикинуть, сколько понадобится времени".
     10 мая 1983 года группа Мetallica вошла в студию. Материал был давно готов и десятки, если не сотни раз отрепетирован. Новым было лишь соло Клиффа Бертона и несколько измененная "The Mechanix" (кроме металликовских бутлегов, оригинал можно услышать и на первом альбоме мустейновской группы Megadeth). Сразу после ухода Мустейна Джеймс Хэтфилд написал свой текст, сочтя мустейновский опус по меньшей мере глупым. В новом варианте песня получила название "The Four Horsemen". Кроме того, была предоставлена возможность сотворить что-нибудь самому Кирку Хэммету, который и вставил в вышеупомянутую вещь среднетемповою вставочку со своим соло.
     "Этот кусок мы прогоняли с каждым в отдельности, - вспоминает Кирк, - и когда очередь дошла до меня, я сыграл что-то мелодичное, после чего Ларс вскочил и закричал: "Да! Да! Да!" - он вообще любитель лидер-гитары. Для этой песни я придумал два соло, но так и не решив, какое выбрать, оставил оба. Остальным тоже понравилось. Клифф даже сказал, что это в стиле Тонни Йоми". Что же до остальных соло, то их по понятным причинам оставили прежними.
     Записав барабаны, бас и гитары, Кирк с Клиффом поехали на пару дней домой, в Калифорнию. Джеймс же с Ларсом остались для записи вокала, клавишного интро к "Phantom Lord" и еще кое-каких мелочей. В конечном результате на альбоме Мetallica предстала еще более быстрой и тяжелой, чем раньше. Хотя миксом группа осталась очень недовольна, особенно Клифф, обматюгавший весь персонал студии вплоть до последней уборщицы, правда, в отсутствии оных. Всевозможными "факами" во всех склонениях и спряжениях были покрыты и доблестные, если так можно выразиться, работники цензуры, не пропустившие первый вариант названия пластинки, 'Metal Up Your Ass', с соответствующей обложкой: рука с мечом, высовывающаяся из унитаза. Облом действительно был большой, потому что именно эта фраза наиболее точно отражала текущий момент в жизни Мetallica. Но ничего не поделаешь, пришлось смириться, и новое название отразило еще более текущий момент, а именно отношение к цензуре, посягнувшей на свободу творчества. Ведь знаменитое "Kill 'Em All" - это не что иное, как слегка окультуренное бертоновское "fuck 'em all". Вот так вот меняются времена! Кого сейчас удивишь каким то "эссом"?
     "Да, - сказал тогда в интервью Ларс Ульрих, - Джонни очень нас расстроил, когда в последнюю минуту сообщил, что с таким названием компания-дистрибьютер не ручается за успешную раскрутку альбома. Хотя то, что получилось в конечном результате, мне тоже, в принципе, нравится".
     Итак, пластинка явно удалась, но с коммерческой точки зрения дебют Мetallica едва было не стал полным провалом, что касалось главным образом Джона Зазули. Как оказалось, за студию ему пришлось отвалить более 12 тысяч долларов, что было намного большей суммой, чем предполагалось. "Мы с Маршей выгребли из кассы магазина все до последнего цента и влезли еще в долги, - вспоминает он, - но когда ребята вышли из студии, я с ужасом пришел к выводу, что запись эта вряд ли кого-нибудь заинтересует: речь-то шла о неизвестной группе, играющей тяжелую музыку, на которую вряд ли поведется какая-либо крупная фирма. Я переговорил со множеством A & R - агентов, но никто даже и не понял, о чем я говорил! Честно говоря, я никогда даже и не думал о чем-то большем, чем свой магазинчик, но в данной ситуации другого выхода уже не было".
     Джон Зазуля решил идти ва-банк. Таким образом появилась "Megaforce Records", независимая фирма Зазули, которой суждено было стать одной из самых сильных и влиятельных независимых компаний мира по профилю тяжелого металла. Но летом 83-го первый релиз "Megaforce" - альбом Мetallica 'Kill 'Em All' - был практически выстрелом наугад, что называется 50 на 50. К тому же Джонни З. в шоу-бизнесе был по сути любителем, поэтому на какие-либо деловые контакты в музыкальной индустрии расчитывать особенно не приходилось. Поддержал З. лишь Стив Мэйсон, президент английской "Music For Nation", существовавшей к тому времени более года и имевшей уже свое имя. И именно "MFN" чуть позже стала европейским дистрибьютером Мetallica. В Штатах на помощь пришел некий Барри Кобурн, владелец фирмы "Relativity", имеющий кое-какие связи в подобного рода бизнесе. "Это был настоящий спасательный круг, - говорит Зазуля. - Я очень благодарен им обоим за помощь и поддержку. Без них я, может быть, и не смог бы поставить Мetallica на ноги".
     Что интересно, до Европы дошли совершенно немыслимые слухи о том, что "одна из самых тяжeлых и агрессивных групп Сан-Франциско Мetallica собирается выпускать свой первый альбом на фирме "Shrapnel Records"", которая, как известно, специализировалась и специализируется до сих пор исключительно на гитарной музыке типа Ингви Мальмстина или Сacophony. Сообщал это, кстати, английский журнал "Kerrang!" под номером 38 (март/апрель 83-го) - первое упоминание Мetallica в этом довольно-таки влиятельном издании. Номер этот содержал большой обзор тяжeлых команд, обитающих в районе Бэй Эйриа, иллюстрированный огромной - на весь лист - цветной фотографией Мetallica еще в первом составе. Вот так вот, не мелочась! Как говорится, сразу и много. Кстати, в августе тот же "Kerrang!" в статье о Мetallica выдал такое вот заявление: "Последнее слово для звания самой тяжелой американской группы сказано! Забудте Iron Maiden, Motorhead, Saxon и т.д. Мetallica - вот настоящее будущее тяжелого металла". Заметьте, английский журнал - консервативный, как и вся Британия!
     Итак, в июне 1983 года в США (через "Relativity") и в Европе (через "MFN") под маркой "Megaforce Records" вышли первые 220 грамм винила калифорнийской группы Мetallica - 'Kill 'Em All'. "УРА-А-А-А-А-А!!! Наконец-то! - так начиналась, наверное, самая первая рецензия на альбом в популярном уже даже в Европе издании "Metal Mania". - Настоящее бомбометание! Красная кровь и черная смерть! "Motorbreath"! "Jump In The Fire"! "Phantom Lord"! А-А-А-У!!! Рушится потолок! Трясутся перекрытия! "Seek & Destroy"! "Hit The Lights"! "The Four Horsemen"! О-О-О-У!!! Начинают дымиться колонки с усилителями! Стены и пол трясутся в агонии! "Whiplash"! "No Remorse"! "Metal Militia"! У-О-О-О-У!!! Взрыв бешенства и канонадный шквал!" Ну и дальше в том же духе.
     Джон Зазуля понял, что останавливаться ни в коем случае нельзя и что железо, даже музыкальное, куется пока горячо, раскалено до предела. И практически сразу после обмывания своего винилового дебюта Мetallica стали собираться в дорогу, на этот раз - в первое настоящее турне. Вслед за металликовской пластинкой Зазуля выкинул на рынок второй релиз "Megaforce Records" - третий альбом группы из английского городка Нью Касл Raven - 'All For All', под который и подгaдал большое турне по Америке. Мetallica, как несложно догадаться, получила в этой акции роль разогревающей группы, то есть все первое отделение. Нужно ли говорить, что творилось в головах металликовцев в те дни?! Порядка тридцати выступлений по всей Америке! Плюс все прилагающиеся к этому атрибуты, как-то: широкая реклама, освещение концертов средствами массовой рок-информации, продажа гастрольных маек с логотипами обеих групп, объединенных под девизом "Kill 'Em All For All" (чувствуете смекалистый подход к делу!) на фоне очертаний США. Все это для Мetallica было впервые и очень почетно.
     Старт железному марафону был дан 27 июля в Нью-Брунсвике, Штат Нью-Джерси. Путешествие с востока на запад заняло ровно 39 дней - завершилось турне 3 сентября в родном Сан-Франциско. 3 августа, в день рождения Джеймса Хэтфилда, в концерте в Буффало, Нью-Йорк, участвовали также британцы Motorhead, что в рекламном отношении было металликовцам только на руку. Апогеем тура Мetallica единогласно сочли концерт в Чикаго 13 августа, фрагмент которого позже был включен в 'Cliff 'Em All', тот самый, где у Кирка Хэммета вырывают гитару из рук. Другой же стороной медали для обеих групп стали выступления в Арканзасе и Оклахоме во второй половине августа, где в 14-тысячных залах собиралось всего несколько сотен фэнов. Перефразируя классика, можно сказать, что редкая хэви-металлическая птица долетит до середины Соединенных Штатов. Иными словами, дикой в то время была молодежь, обитающая прямо в середине северноамериканского континента, непросвещенной, потому как не успела еще дойти до центра металлургическая зараза, уже победоносно шествующая с востока на запад и с запада на восток. Во всех же остальных стоящих на пути у Raven c Мetallica местах народ был что надо. И несмотря на свою второстепенную роль, наши герои принимались публикой с большим воодушевлением и восторгом. Да и сами они, несмотря на первый такой опыт, выкладывались вовсю, на полную, так сказать, катушку. Переполненные скопившейся за долгие месяцы энергией металликовцы оставляли незабываемое впечатление в каждом городе. Коронным номером всех концертов Мetallica была реклама своего дебюта. "Это наш первый альбом 'Kill 'Em All', - кричал Джеймс в середине финальной "Metal Militiа", кидая пластинку в лес рук на неминуемое растерзание. - Но вначале мы хотели назвать ее 'Metal Up Your Ass'! Как, а? А ну, покричим вместе! Готовы? Metal up your ass!.". И зал с ревом повторял за Джеймсом этот знаменитый девиз Мetallica.
     "Это был настоящий удар, испытание не для слабонервных, - вспоминает Джон Зазуля те, уже легендарные, гастроли. - По большому счету, это турне, правда, не было большим прорывом для Мetallica, но все же это была удачная поездка. Если еще учесть практически полное отсутствие какого-либо промоушена, рекламных агентов и так далее... Все это висело на мне и моем помошнике Джоне Дитмаре".
     Завершилось "Kill 'Em All For All - Tour", как уже говорилось, в Сан-Франциско в до боли знакомом 'The Stone' чумовейшим джем-сейшеном, когда Мetallica выбежали на сцену и, присоединившись к Raven, начали прыгать, трясти головами и играть на "воздушных" гитарах.
     Как легко догадаться, после таких боев "четыре всадника" были готовы легко атаковать и оставшуюся часть мира - молодежь, молодежь - но тут уж в схватке возможностей и желаний последние потерпели сокрушительное поражение. Так обломались британское сентябрьское турне с Manowar, а чуть позже гастроли по Японии вместе с местными металлистами Loudness. Но выход своей кипучей энергии Мetallica все же нашли - не девяностые года все же: новый материал.


Вернуться 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 Дальше

Fun But True © Алексей Глебов
 
Copyright © 2000-2013 Сергей Марков, Сергей Чернышев
При использовании материалов сайта ссылка на Metallica.ru обязательна!
 

Вверх Новости История Даты FAQ Биографии Дискография Fun But True Garage Inc. Пресса Фотоархив Видео Тексты DownLOAD Форум Голосование Клуб Спонсоры проекта
RSS feed